Возобновление строительства танка K2 Black Panther в южной корее

За последние двадцать лет Южная Корея реализовала амбициозный план, направленный на то, чтобы стать крупным игроком в мировой оборонной промышленности. Фактически страна тратит почти 10 миллиардов долларов каждый год на приобретение оборудования, и ее лидеры сделали ставку на «азиатские предпочтения» для поддержки экспорта своего оборудования.

20 лет спустя пари было выиграно Сеулом. Национальная промышленность производит большую часть номенклатуры основной современной оборонной техники: от подводной лодки АИП до авианосца, от боевого танка до БМП, от ударных и учебных самолетов до программы истребителей 5-го поколения, не забывая при этом значительное количество ракет, торпед, управляемых снарядов и беспилотников. Экспортные успехи не заставили себя долго ждать, в виде прямого экспорта, такого как учебно-боевые самолеты T50 Golden Eagle, используемые в Таиланде, на Филиппинах и в Индонезии, из кооперированных промышленных предприятий, таких как фрегаты Jose Rizal, строившиеся для ВМС Филиппин или индонезийские подводные лодки класса «Нагапаса», а также в сфере промышленной поддержки, например, турецкий боевой танк «Алтай», построенный с использованием значительной передачи южнокорейских технологий.

Среди всех этих успешных программ боевой танк K2 Black Panther оказалось исключением, подтверждающим правило. Если прототипы оказались удовлетворительными и оправдали заказ почти 250 экземпляров в двух «матчах» в начале 2014 года, то они были оснащены двигателем и трансмиссией немецкого производства. Серийные модели К2 должны были оснащаться местным дизелем Doosan Infracore DV27K мощностью 1500 л.с. и автоматической коробкой передач S&T Dynamics EST15K. К сожалению, разработка этих двух важнейших элементов заняла гораздо больше времени, чем первоначально планировалось, и программу К2 пришлось остановить в 2017 году до получения удовлетворительного ответа со стороны промышленности. Фактически возобновление поставок нового южнокорейского танка, о котором было объявлено 27 мая в ходе церемонии с участием промышленников, военных и политиков, подтверждает сообщения, согласно которым движущие элементы теперь стали надежными и соответствующими государственным требованиям.

Эта хорошая новость хороша и для Турции, чей новый боевой танк «Алтай» во многом зависел от прогресса южнокорейского проекта. Как и К2, «Атлас» разрабатывался с немецкой силовой установкой и трансмиссией, и, как и корейский танк, техническими характеристиками предусматривалась полная стратегическая автономность при строительстве нового танка, тем более что Катар в марте 2019 года объявил о намерении заказать 100 образцов турецкого танка.

Южная Корея, как Турция или Япония, теперь выступают в качестве важных игроков в мировой оборонной промышленности, еще больше поглощая рынок, который уже находится в напряженном состоянии между американскими амбициями, возвращением к власти России и приходом Китая. Ситуация, сравнимая с той, которая имела место в 50-е годы, когда наблюдалось быстрое появление и исчезновение многочисленных игроков, для реструктуризации сектора, которая длилась 50 лет.

Фактически, крайняя зависимость европейской и французской оборонной промышленности от экспорта может стать серьезным риском для их устойчивости в среднесрочной перспективе.

Для дальнейшего

РЕЗО СОЦИО

Последние статьи